July 3rd, 2009

вуаль

Воспоминания перед обедом

Она одновременно чистила рыбу, резала кольцами лук и подливала масла в сковороду, не забывая при этом поглядывать за дочерью, которая бегала во дворе со щенком. О собаке малышка мечтала давно и, наконец, после долгих уговоров мужа, щенок цвета зимнего серого моря радостно затявкал у их порога. Дочка назвала его Ветер. Море и ветер были частью их жизни. Разделав рыбу, добавив в неё любимых пряностей главы семьи и уложив её на сковороду, она снова устремила взгляд во двор и за его пределы. Там было море. Море, без которого она не знала иной жизни. Будучи в возрасте своей дочурки она бегала по волнам, собирала ракушки и загадывала желания на камушек с дырочкой. Становясь старше, она увидела в море своего лучшего друга и собеседника, и именно ему рассказывала о своих радостях, болях, надеждах. Оно отвечало ей успокаивающим шепотом, иногда чуть ругалось рокотом о гальку, а временами и грозило штормами. Она вернулась из сладких воспоминаний и ловко перевернула поджарившиеся бока рыбки. Улыбнулась малышке, продолжающей игру с заливисто тявкающим Ветерком, и вновь окунулась в прошлое. Она была мечтательной девушкой, (эта её черта передалась и дочке) и часто, глядя за шиворот моря, именуемый горизонтом, придумывала себе образ Того самого, с которым навсегда. Ведь у девчонок в определенном возрасте так принято. Она представляла их встречу, первые слова, чуть смущаясь, думала о первом поцелуе. Она настолько верила в свою мечту, что через какое-то время ей пришлось сбыться. Они были самой красивой парой этого городка. Их свадьба была у моря и все рыбаки, продавщицы сувениров, лавочники, их жены, детвора желали им счастья. Она выложил румяную рыбку на большую тарелку, украсила зеленью, сбрызнула соусом, достала ароматный, горячий хлеб, быстрыми движениями расставила на столе все нужное для обеда, окликнула малышку, чтобы она скорее мыла руки и позвала мужа, который что-то чинил на заднем дворе:

-Грей, любимый, обед на столе.
-да, Ассоль, я уже иду, родная…