February 3rd, 2013

книги

Зарубки на полях=)

В детстве книга Льва Кассиля «Кондуит и Швамбрания» прошла мимо меня. А тут, у знакомых увидела её на полке, и 36-летний хозяин книги настоятельно посоветовал читать, ибо весело и серьезно, для детей и взрослых, и вообще он её раз 20 уже прочел. А я что? Хуже что ль? Теперь тоже прочла и могу советовать). Потому что книга эта и вправду с улыбкой. Повествование ведется от имени мальчугана. А когда мир подается сквозь детскую призму – это легко, непосредственно, быстрочитаемо. Книга окунает читателя в историю страны реальной – революция, смена власти, гимназисты, солдаты… – и вымышленной – Швамбрании, которая словно зеркало отражает всё то, что слышат и видят два брата – Лёва и Ося. Читая, я и смеялась, и умилялась, и погружалась в ностальгию, и снова смотрела на многие вещи глазами ребенка. Автору удалось передать настроение, дух того времени, историю маленького городка Покровска, ставшего в последствии Энгельсом, историю большой страны, историю семьи и двух мальчишек. Возможно, хорошо, что эта замечательная книга попала мне в руки только сейчас, и, отбросив при чтении всяческие политические моменты, я получила огромное удовольствие от этого произведения.
И мои зарубки:

Мир был очень велик, как учила география, но места для детей в нем не было уделено. Всеми пятью частями света владели взрослые. Они распоряжались историей, скакали верхом, охотились, командовали кораблями, курили, мастерили настоящие вещи, воевали, любили, спасали, похищали, играли в шахматы… А дети стояли в углах.

- Знаю, - отвечал Оська. – Бог – это на кухне у Аннушки висит… в углу. Христос Воскрес его фамилия…

Море вгрызалось в землю. Суша запускала пальцы в голубую шевелюру моря.

Домики стоят, зажмурив ставни.

Ты знаешь, сказал я, - война, это оказывается, ни капельки некрасиво.

Солнце, просочившись сквозь листву, осыпало их кружочками своего теплого конфетти.

- Леля, а Леля! А что такое еврей?
- Ну, народ такой... Бывают разные: русские, например, американцы, китайцы. Немцы еще, французы. А есть евреи.
- Мы разве евреи? - удивляется Оська. - Как будто или взаправду? Скажи честное слово, что мы евреи.
- Честное слово, что мы - евреи. Оська поражен открытием. Он долго ворочается, и уже сквозь сон я слышу, как он шепотом, чтобы не разбудить меня, спрашивает:
- Леля!
- Ну?
- И мама - еврей?
- Да. Спи.
<...>
- Мама, - спрашивает Ося, уже садясь на постели, - мама, а наша кошка -тоже еврей?